Главная
Наши контакты
Подворье сегодня
Расписание богослужений
Часто задаваемые вопросы
История подворья
Троицкая школа
Интернет-магазин
Издательство
Хоровая деятельность
Интервью, статьи
Проповеди
Фотогалерея
Поиск по сайту
Изречения Святых Отцов
Святитель Филарет Московский
Иконы Пресвятой Богородицы
Жития Святых
Чтение Псалтири на Подворье
Душеполезные чтения 2017
Авторизация


Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы?
Регистрация
Главная
Вера

***

 Авва Форт всецело был предан воле Божией. Будучи болен он принимал только те подаяния, которые приносили ради Бога, а не ради него

Авва Форт говорил: “Если Богу угодно, чтобы я жил, то Он знает, как это устроить; если же не угодно Ему, то зачем мне жить?” Он не от всех принимал подаяния, хотя лежал на одре болезни. “Если кто принесет мне что-нибудь для меня, — говорил он, — а не для Бога, то мне нечем платить ему, и от Бога он не получит награды, потому что принес не для Бога. Пребывающие же в Боге и на Него единого взирающие настолько благочестивы, что не должны даже и думать о какой-нибудь обиде, хотя бы тысячу раз случилось им быть обиженными.” (Достопамятные сказания. С. 280).

 ***

Великомученик Прокопий, укрепляемый верой, совершил много побед

 

Однажды святому великомученику Прокопию, в то время еще не совсем утвержденному в вере Христовой и шедшему на брань против сарацин, явился кристалловидный крест, и от него Прокопий услышал голос: “Я есть Распятый Иисус, Сын Божий.” Этим видением Прокопий уже совершенно утвердился в христианской вере и, войдя в один из городов (Скифополь), повелел устроить себе из золота и серебра крест и на нем написать на еврейском языке три имени: вверху “Эммануил,” а по сторонам — “Михаил” и “Гавриил.” Когда крест был сделан, Прокопий с благоговением облобызал его и затем смело пошел на врагов. Он пришел к Иерусалиму и там напал на сарацин, одержал над ними много побед и пленил многих. Так живая вера и живое упование на Бога перед выступлением на брань принесли обильный плод. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 805).

 

***
Имея твердую веру, авва Коприй сделал плодородным песок

Авва Коприй поведал: “Соседняя сторона была бесплодна, и владевшие ею поселяне, посеяв хлеб, собирали его разве что вдвое против посеянного. Ибо червь, зарождаясь в колосе, повреждал всю жатву. Земледельцы, оглашенные нами и сделавшиеся христианами, просили нас помолиться о жатве. Я сказал им: “Если вы имеете веру в Бога, то и этот пустынный песок будет приносить вам плод.” Они немедленно набрали вот этого песка, по которому мы ходим, и принесли к нам, прося нашего благословения. Когда я помолился, чтобы было по вере их, они посеяли песок на полях вместе с хлебом, и земля их стала плодороднее всякой земли в Египте. Таким образом, привыкнув это делать, они ежегодно приходят к нам с прежней просьбой.” (Лавсаик. С. 176).

 

***
По вере милосердного старца хлеб в его чулане чудесно умножался

 

Некий старец жил с братом на правах общежития. Старец был очень милосерд. Случился голод, и начали приходить к ним люди за милостыней. Старец давал хлеб всем приходившим к нему. Брат, увидев это, сказал старцу: “Дай мне мою часть хлеба и делай со своей, что хочешь.” Старец разделил хлеб и по своему обычаю продолжал подавать милостыню из своей части, а к нему прибегали многие, услышав, что он подает всем. Бог, видя расположение его воли, благословил хлеб. Брат, взяв свою часть и не дав никому ничего, издержал хлеб, доставшийся на его долю, и сказал старцу: “Так как у меня осталось очень мало хлеба, прими меня снова в общежитие.” Старец отвечал: “Пожалуйста, как хочешь.” И снова они начали жить по общежительному уставу. Опять наступило время скудости, и опять нуждающиеся стали приходить к старцу за милостыней. У них самих чувствовался недостаток в хлебе, брат заметил это. И вот приходит бедняк просить подаяния. Старец говорит брату: “Дай ему хлеба.” Брат отвечает: “Авва! У нас уже нет хлеба.” Старец сказал на это: “Пойди поищи.” Брат пошел, отворил дверь в чулан, в котором они обыкновенно хранили хлеб, и увидел, что чулан наполнен хлебом. Таким образом узнав веру и добродетель старца, он прославил Бога.(Еп. Игнатий. Отечник. С. 509. № 125).

 

***
Имея непоколебимую веру, святой Феодосий неоднократно умножал хлеб для раздачи милостыни

Святой Феодосий, игумен монастыря Пресвятой Богородицы, что близ Иерусалима, был, как говорит описатель его жития, око — слепым, вождь — хромым, бескровным — покров и нагим — одежда. Он посещал больных, приходившим к нему давал одежду, других кормил, третьим в иных нуждах помогал. При этом нужно заметить, что в монастыре им был заведен обычай кормить ежедневно по сто человек. Однажды случилось так, что монастырь оскудел съестными припасами, а народа за милостыней собралось множество. Увидев нищих, иноки пришли в уныние и доложили святому Феодосию, что хлеба нет. Выслушав это, преподобный с гневом взглянул на них и, укорив в маловерии, приказал тотчас отворить ворота обители и впустить пришедших. Когда все бедные сели, как обычно, за стол, он велел ученикам кормить их. Зная, что житница пуста, иноки с поникшими головами пошли к ней. Но каково же было их удивление, когда они, войдя в нее, нашли ее полной хлеба! Все прославили Бога и похвалили веру раба Его. В другой раз, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, собралось также много нищих, а кормить их опять было нечем. В этих трудных обстоятельствах преподобный так же, как и в первый раз, не потерял веры. Воззрев на небо, он благословил остававшийся в ничтожном количестве хлеб и затем велел раздавать его народу. И все ели и насытились, а остатками хлеба наполнили множество корзин и, высушив на солнце, довольно долгое время питались им. Был и еще чудный случай в жизни преподобного. Однажды накануне Пасхи из-за того, что обильно раздавали милостыню к празднику, сами иноки остались без хлеба, без масла, без всего. Скорбными они явились к преподобному Феодосию и стали жаловаться, что ничего у них нет к празднику. Игумен стал утешать их: “Дети, Бог, сотворивший чудеса с нашими отцами и накормивший израильтян в пустыне, сотворит и с нами милость, только терпите и веруйте, что Бог не оставит вас.” И в этот раз вера преподобного не осталась тщетна. Вечером в Великую Субботу некто прибыл в монастырь на двух мулах и привез всяких съестных припасов с избытком. И снова все иноки прославили Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 368).

 

***
Имея твердую веру, авва Аполлоний испросил у Господа в День Святой Пасхи обилие яств для братии

Наступил праздник Святой Пасхи. В обители аввы Аполлония была отслужена торжественная утреня. Братия причастились Святых Тайн. Из бывших запасов было приготовлено кое-что для подкрепления. Что ж у братии было? Всего только немного черствого хлеба да соленые овощи. Тогда святой Аполлоний сказал: “Если мы имеем веру, как истинные слуги Христа, пусть каждый из вас испросит для радостного дня то, чего бы он охотно ныне вкусил!” Братия просили его самого обратиться к Богу с молитвой, потому что он превосходил всех возрастом и своими подвигами. Себя же они сочли недостойными такой просьбы. Тогда авва с живейшей радостью излил молитву перед Богом, и по окончании ее все сказали: “Аминь!” И тотчас у самого входа в пещеру появились совершенно неизвестные люди, доставившие разного рода припасы. Никто не мог и представить себе ни такого изобилия, ни такого разнообразия, ни такой быстроты доставки. Были принесены яблоки таких сортов, какие совсем не родятся в Египте, необычайно большие гроздья винограда, орехи, смоквы, финикийские гранаты, сотовый мед, много молока, огромные сирские финики и еще теплые хлебы необычайной белизны — тоже, по-видимому, из чужих земель. Доставившие все это лишь только вручили провизию инокам, как тотчас поспешили удалиться. Тогда, воздав благодарение Богу, иноки приступили к трапезе и вкусили ниспосланные им плоды. Изобилие принесенных даров было таково, что их хватило при ежедневном вкушении до самого Дня Пятидесятницы. Вот что сотворил Господь ради торжества великого дня! (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 46).

 

***
Брат по повелению аввы бросился в горящую печь, и пламя в ней сразу же угасло

 

Некий человек, отрекшись от мира и придя в монастырь, с великой ревностью просил принять его в братство. Авва начал перечислять ему многие препятствия к удовлетворению его прошения: и тяжесть трудов, которые несет братство, и жестокость их начальников, которых ничье терпение вынести не может. Он советовал пришедшему избрать какой-нибудь другой монастырь, в котором устав для жительства легче, а не брать на себя то, что выполнить не сможет. Эти уговоры не имели никакого воздействия на брата, напротив, он начал обещать такое беспредельное послушание во всем, что соглашался идти в огонь, если авва ему прикажет. Услышав такое обещание, авва решил испытать его и приказал войти в огромную печь, которую тогда растапливали для печения хлебов. Брат, нисколько не отлагая исполнение повеленного и нисколько не рассуждая, бросился в огонь. Пламя было немедленно побеждено столь дерзновенной верой, как некогда — верой еврейских отроков. Оно погасло, жар в печи тотчас спал. А тот, кто вошел в пламень и о котором думали, что он сгорел, был как бы орошен прохладной росой, ко всеобщему изумлению.(Еп. Игнатий. Отечник. С. 534. № 171).

 

***
Монах, несмотря на просьбы матери, отказался идти в мир к князю ходатайствовать за осужденную сестру; своей твердостью он удивил князя, и тот отпустил сестру

Одна убогая старица имела двух детей: сына и дочь. Сын ушел в монахи, а дочь из-за нищеты совершила какое-то преступление, и князь, начальник города, хотел предать ее смерти. Мать рвала на себе волосы и, придя к князю, в отчаянии говорила ему: “Умоляю тебя, князь, если ты убьешь мою дочь, то убей с ней и меня, ибо без нее мне некому принести и воды напиться, и я без нее жить не могу. Был у меня один сын, но и тот ушел в монахи и теперь ведет святую жизнь.” Князь сказал ей: “Позови сюда своего сына, про которого ты говоришь, что он свят. Пусть помолится за свою сестру, тогда я и отпущу ее.” Старица пошла к сыну и объявила ему волю князя. Сын-монах отвечал ей: “Поверь мне, мать, что если и тебя князь убьет с твоей дочерью, то и тогда я не выйду из монастыря, ибо я умер для мира.” Мать сначала долго умоляла сына, но потом, видя, что ничего не помогает, жестоко укорила его и затем все рассказала князю. Когда князь спросил её: “Привела ли сюда сына своего, монаха, которого ты сама же называешь святым?” — она отвечала: “Нет, владыка, он не святой и не знает Бога, ибо я долго умоляла его пойти к тебе, но он сказал мне: “Если бы и тебя с дочерью осудили на смерть, то и тогда я не пошел бы, ибо я прежде вас умер для мира.” Князь удивился твердости инока и уверился в том, что он великий раб Божий. И сказал он матери: “Поверь мне, старица, если б ты привела сюда монаха, я ни за что бы не отпустил твою дочь. А поскольку он не пришел сюда, я убедился, что он великий муж перед Господом. Возьми свою дочь и ступай с Богом. Я верю, что сын твой молится за меня.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 630).

 

***
Имея непоколебимую веру, Патриарх Иоаким передвинул гору и, выпив смертоносный яд, остался жив

 

В Египте свирепствовала ужасная чума, и этой смертельной язвой уже были поражены Мисир и его окрестности. Один из еврейских врачей, отъявленный враг христиан, распустил молву, будто виновны в постигшем всех несчастье христиане, ибо они, говорил еврей, опускают в воду крест, что и вызвало ужасную болезнь. Эта клевета на христиан распространилась всюду и, наконец, стала известна египетскому султану. Хотя султан и был мусульманином, но весьма любил и почитал святого Патриарха Иоакима, как за его добродетель, так и за мудрость, и за благоразумие, а потому донесение врагов Креста Христова оставил без внимания. Окаянный еврей, видя, что не достиг своей цели, выдумал на христиан новую клевету. Верховный визирь был природным евреем. Этого-то царева любимца еврей-врач и избрал орудием своей злобы против христиан. Визирь же сумел довести султана до того, что тот, несмотря на свое уважение к Патриарху, потребовал его в диван (верховное судилище) для личных объяснений в возводимой на христиан клевете. Патриарх явился на суд. Султан сначала вел с ним длинную беседу о вере и, наконец, видя, что он убедительно, с ясными доказательствами оправдал христианскую веру и уничтожил доводы ислама, приказал ему в доказательство евангельских слов сдвинуть с места гору, что по соседству с Мисиром. Святейший Патриарх, не колеблясь, согласился. Испросив несколько дней для молитвы, он с верными христианами постом, бдением и молитвой умилостивлял Господа и просил, да не посрамит их на виду неверных и да не похулится ими святое имя Его. В назначенное время при стечении множества народа Патриарх во имя Христово сказал горе, чтоб она сдвинулась со своего места и перешла на другое: гора сотряслась в основании и оставила свое место. Остановленная, наконец, тем же именем Христовым, она и поныне называется по-турецки Дур-даго, что значит “встань-гора.” Это чудо поразило нечестивых. Не зная, чем поколебать силу Христовой веры, враги ее приготовили смертоносный яд и убедили царя, чтобы он повелел Патриарху выпить его, ибо Христос, говорили они, сказал в Евангелии: ”Если что смертоносное выпьют, не повредит им” (Мк. 16:18). Султан и это принял и приказал подать Патриарху яд. Полный веры в силу Креста Христова Патриарх осенил смертную чашу крестом и выпил. Напрасно ожидали, что он тотчас умрет, — Патриарх остался совершенно невредим. После этого, ополоснув стакан водой, он попросил, чтобы эту воду выпил еврей-врач. Отказаться было нельзя, потому что сам султан того требовал. Итак, еврей выпил воду и в то же мгновение умер. Пораженный такими чудесами, султан приказал обезглавить визиря, а на прочих евреев наложил пеню, чтобы на эти средства были сделаны водопроводы из Нила к Мисиру, а святого Патриарха превознес почестями (Афонский патерик. Ч. 2. С. 54; Об этом событии упоминает русский путешественник Трифон Коробейников, бывший на Востоке в 1583 году. См: Хождение купца Трифона Коробейникова по святым местам Востока. СПб., 1841. С. 44-48.)

 

***
Испытав, имеет ли израненный послушник веру во Всемогущество Божие, соловецкий старец Наум исцелил его

Соловецкий послушник М. (впоследствии иеромонах) во дни новоначалия, исправляя послушание на скитском дворе, был сильно изувечен дикой коровой. В бесчувственном состоянии, с разбитой головой, ранами на лице и повреждениями на теле он был отправлен для врачевания в монастырь. По прибытии он прежде врачевания пошел к старцу Науму и лишь только вступил в коридор, где находилась келия старца, как сам старец вышел к нему навстречу и с веселым видом принял его. Не дав высказаться о несчастии, Наум тотчас спросил послушника: “Что, брат, веруешь ли, что Богу все возможно, что Он может исцелить и твои недуги?” После утвердительного же ответа опять спросил: “Твердо ли и всем ли сердцем веруешь, что для Бога нет ничего невозможного?” После вторичного подтверждения Наум налил в деревянный ковш воды и, перекрестив, подал, говоря: “Пей во имя Отца и Сына и Святого Духа.” Послушник выпил. “Пей еще,” — сказал старец. Послушник и это выпил, но от третьего приема решительно отказался, говоря: “Не могу больше пить.” Тогда старец вылил третий ковш ему на голову, сказав: “Во имя Святой Троицы будь здоров.” Вода с головы полилась на шею и по всему телу, и вместе с тем страждущий почувствовал себя совершенно здоровым. Раны на голове вскоре зажили, и через несколько дней послушник снова возвратился к своему делу. (Соловецкий патерик. С. 170).

 

***
С юности обладая многими знаниями, святая великомученица Екатерина употребила их на ревностное обращение людей ко Христу

 

Святая великомученица Екатерина, жившая в IV веке при императоре Максентии, восемнадцати лет уже была известна своей великой ученостью. Она знала книги философов и стихотворцев, говорила на многих языках и занималась искусством врачевания. Как же она распорядилась своими талантами, познав Христа? Сначала пыталась обратить ко Христу царя-мучителя. “Отряси мрак, — говорила она ему, — затемняющий ум твой, и уразумей Бога Истинного.” Не сумев убедить его, она обратила свою мудрость на его клевретов. Царь призвал для состязания с ней пятьдесят первых своих мудрецов и ученых, и она всех их обратила ко Христу. Потом к Нему же склонила Порфирия, советника и царского друга, затем множество воинов и саму царицу. Наконец, во время своих ужасных страданий и весь народ заставила воскликнуть: “Велик Бог христианский!” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 213).

 
Назад Назад


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter
 
їїїїїї.їїїїїїї