Главная
Наши контакты
Подворье сегодня
Расписание богослужений
Часто задаваемые вопросы
История подворья
Троицкая школа
Интернет-магазин
Издательство
Хоровая деятельность
Интервью, статьи
Проповеди
Фотогалерея
Видеоканал на Youtube
Поиск по сайту
Изречения Святых Отцов
Святитель Филарет Московский
Иконы Пресвятой Богородицы
Жития Святых
Чтение Псалтири на Подворье
Душеполезные чтения 2017
Авторизация


Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы?
Регистрация
Главная arrow Святитель Дионисий arrow Житие святителя Дионисия
Житие святителя Дионисия, архиепископа Суздальского

СВЯТИТЕЛЬ ДИОНИСИЙ,
архиепископ Суздальский

В каждый исторический период существования государства Российского Господь избирал для церковного и общественного устроения дел выдающихся деятелей, имена которых спустя столетия продолжают неугасимо сиять, словно звезды, на небосклоне отечественной истории. Многие из них, неся свое нелегкое служение на благо Церкви, болезнуя и печалуясь о спасении душ вверенной им паствы, жертвенно служили Господу и народу Божию, исполняя эти самые главные заповеди, в которых закон и пророки (Рим. 3, 21). Как при их жизни, так и после блаженной их кончины Господь являл зримо действующую в них благодать Духа Святаго, свидетельствуя тем самым их святость. Среди подвижников земли Русской XIV века особое место занимает святитель Дионисий, архиепископ Суздальский. Это был церковный деятель, просветитель, ревностный хранитель чистоты православного учения, строгий подвижник, молитвенник, устроитель общежительных обителей, за что от современников и ближайших потомков получил прозвание “общему житию начальник”.

Что же известно нам об этом, по словам видного русского историка М.Д. Приселкова, “неразгаданном, но выдающемся церковном деятеле XIV века”?

О происхождении святителя Дионисия точных и достоверных сведений нет. Есть предположение, что его начальное воспитание и возрастание как христианина было связано с православной Византией, о чем свидетельствуют многие факты из жизни святителя: он прекрасно ориентировался в ересях, которые тревожили Православный Восток, в частности в ереси богомилов, распространявших свое “злокозненное” учение в основном на Балканах и в Византии, вспомнив о ней в то время, когда на Руси распространилась ересь стригольников; его назвал “одним из нас” Константинопольский Патриарх Нил, поставив тем самым святителя, по глубине и обширности познаний, на одну ступень с представителями византийской школы; он близко общался с Малахией Философом, греком из Византии, одним из образованнейших людей своего времени.

Митрополит Макарий (Булгаков) относит к святителю Дионисию следующую запись в Синодике Нижегородского Печерского монастыря 1595 года: “На память преподобнаго отца нашего Давида (26 июня) и на преставление Дионисия (в 15 день октября 1385 года) в оба дни панихиды и обедни служити собором и кормы на братию ставити большия”. Если предположить, что речь идет об одном и том же лице, то до принятия монашества святитель носил имя Давид и был крещен в честь преподобного Давида Солунского.

Первые достоверные сведения о святителе Дионисии восходят к основанию и устроению жизни Нижегородской Вознесенской обители: недалеко от Нижнего Новгорода святой и его сподвижники поселились “в расщелинах”, подвизавшись там в посте и молитве. Когда же возросло число желающих подвизаться вместе с ними в иноческом житии, святой Дионисий в конце 20-х — середине 30-х годов XIV века основал монастырь посвященный Вознесению Господню.

Украшаемая трудами и подвигами новоустроенная обитель вскоре начала привлекать к себе ищущих спасения. Одним из первых ее насельников стал преподобный Евфимий Суздальский (память 1 апреля). Родился преподобный Евфимий около 1316 года в Нижнем Новгороде и еще отроком, “от мнозех слышав о преподобнем Дионисии Печерстем и о святей обители и о ученицех его, благопослушных постницех”, разжегшись “теплотою духовною”, пришел в Дионисиеву обитель и “вда себе на многия труды и на молитву непрестанную, на алкание и на жажду, на молчание и на земли легание…”. “Прими мя, отче,— сказал он, поклонившись до земли,— к святому избранному стаду твоему”. Видя его молодые лета, но вместе с тем и неотступное желание быть причтенным к лику воинства Христова, Дионисий принял его в число братии. Евфимий прожил в обители “немало время, ни коеяже своея воли имый”.

Другой будущий ученик святителя Дионисия, преподобный Макарий Желтоводский, Унженский (память 25 июля), сбежал из дома, переоделся нищим и, сказавшись сиротой, просил Дионисия постричь его в монахи и принять в число братии, когда ему было всего 12 лет. Строгий к себе и другим, святитель указывал Макарию на юные лета того для иноческих подвигов. “Поверь мне, чадо,— говорил он с любовью отроку,— что трудно и прискорбно носить иго монашеского жития. Ты еще весьма молод. По моему мнению, невозможно тебе переносить постнические труды и терпеть напасти от бесовских козней. Заботясь о тебе, страшусь, дабы вместо спасения души не возлюбил ты чего-нибудь мирского, тобою теперь оставляемого, и не почел бы правый путь спасения тяжким и строптивым. Тогда благое начинание твое не поможет тебе, а обратится в пагубу, как написано: Никтоже возложь руку свою на рало и зря вспять, управлен есть в Царствии Божии (Лк. 9, 62)”. После усиленной и слезной просьбы Макария Дионисий, провидев в нем осенявшую его силу благодати, согласился принять преподобного в число братии.

 

К числу учеников преподобного Дионисия, подвизавшихся в посте и молитве, принадлежал и Павел Высокий, “старец книжный и чудный”, почивший 4 января 1383 года и оплакиваемый самим святителем за его великие подвиги.

Преподобный Дионисий посылает на проповедь 12 иноков

Между 1365-1373 годами за духовными наставлениями приезжал ко святому Дионисию великий князь Суздальский Борис Константинович. Как свидетельствует Краткое житие преподобного Евфимия Суздальского, великий князь просил у святого старца благословения и содействия в основании общежительного монастыря в Суздале. Из сего Жития стало известно также, что святитель Дионисий, избрав из своей братии двенадцать иноков, среди них и преподобного Евфимия, послал их “в верхния грады и страны, идеже Бог кого благословит” для духовного просвещения народа и основания новых общежительных обителей. Слезно просил Евфимий настоятеля не отлучать его от себя и от братии, им возлюбленной, чтобы не быть пришельцем на чужой земле. Тогда святой Дионисий сказал ему: “Земля вся Господня; во всей земле должно проповедовать слово Божие. Яви беспрекословное послушание. Ступай с радостью в путь, тебе предназначенный. Скорбеть тебе не о чем: мы разлучаемся только телом, а не духом и молитвою”. Напутствуя со слезами преподобного Евфимия, святитель Дионисий пророчествовал, что “грех ради наших и за умножение беззаконий в последняя времена, по нашему к Богу отшествию, будет запустение граду сему (Нижнему Новгороду.— Ред.) и святым Божиим церквам и монастырем разорение от поганых и безбожных агарян”.

Между 1365-1373 годами, по просьбе великого князя Бориса Константиновича, преподобный Евфимий основал в Суздале храм и “общий монастырь” Преображения Господня, еще по дороге к которому “церковь постави” и “общее житие устрои” в красивом месте в пяти поприщах от града Гороховца.

Высокое благотворное влияние оказывала основанная Дионисием обитель на жителей Нижнего Новгорода. В пору своего настоятельства в Печерской обители святитель стал семейным духовником местного княжеского дома. В 1371 году он постриг в иночество княгиню Василиссу-Феодору, сорокалетнюю вдову великого князя Нижегородского Андрея Константиновича. Прежде она “раздала все имение свое, казну церквам и монастырем и нищим, а слуги своя, и рабы, и рабыни распустила на свободу” и удалилась в ею же прежде основанную Зачатьевскую общежительную обитель и жила “в молчании, труждаяся рукоделием, постом, поклоны творя, молитвами, слезами, стоянием нощным и неспанием; многажды и всю ночь без сна пребываше, в смирении же, и кротости, и тихости жестоко пребываше, не ела, постяся, иногда день, иногда два, иногда и пять, на своем теле носила власяницу. Таковое же доброе и чистое житие ея видевши, многия болярыни, жены, и вдовицы, и девицы многия постригошася у нея, яко бысть их числом и до девяноста, и все общее житие живяху”. Несомненно, что этот устав ей заповедал святитель Дионисий.

19 февраля 1374 года, в Неделю торжества Православия, Печерский архимандрит Дионисий был возведен святителем Московским Алексием (память 12 февраля) на кафедру Суздальских епископов после смерти управлявшего ею владыки Иоанна, при жизни почитаемого паствой за многочисленные чудотворения: “и постави архимандрита Печерскаго монастыря, именем Дионисия, епископом Суждалю и Новограду Нижнему и Городцу”. При этом летописец, описывая в Семеновской летописи личность нового архиерея, писал, что митрополит Алексий избрал “мужа тиха, кротка, смирена, хитра, премудра, разумна, промышлена же и разсудна, изящна в Божественных Писаниих, учительна и книгами сказателя, монастырем строителя, и мнишскому житию наставника, и церковному чину правителя, и общему житию начальника, и милостыням подателя, и в постнем житии добре успевша, и любовь ко всем преизлише стяжавша, и подвигом трудоположника, и множеству братства предстателя, и пастуха стаду Христову, и спроста реши всяку добродетель исправльшаго”.

О широте интересов и глубине познаний святителя Дионисия свидетельствует, в частности, и то, что около 1375 года по его благословению инок Дорофей составил компиляцию “О Богомиле попе” (из “Беседы” Космы пресвитера), вошедшую позднее в состав Кормчей.

Татарский воевода Сарайко пускает стрелу в святителя Дионисия

31 марта 1375 года епископ Дионисий, находясь в Нижнем Новгороде, едва не погиб при “избиении” местными жителями ордынского отряда мурзы Сара Аки (Сарайки). Стрела, пущенная предводителем татар, забежавшим на архиерейское подворье от преследовавших его воинов Василия Дмитриевича Суздальского, пробила лишь святительскую мантию, не задев тела владыки. Рогожский летописец об этом событии повествует так: “Взбеже <Сарайка> на владычен двор и со своею дружиной и зажже двор, и нача стреляти люди, и многия язви люди стрелами, а иных смерти преда и восхоте еще и владыку застрелити и пусти в него стрелу. И пришед стрела и коснуся епископа перием токмо вскраи подола мантии его. Се же восхоте окаянный и поганый того ради, дабы не один умерл, но Бог заступи епископа и избави от таковыя стрелы летящия, якоже рече Пророк: Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни (Пс. 90, 5)”.

Еще раньше, в 1366 году, в бытность свою архимандритом Вознесенской обители, ему пришлось пережить налет на город знаменитых ушкуйников, возглавляемых новгородскими боярами Есипом Варфоломеевичем, Василием Федоровичем и Александром Абакумовичем. Сегодня невозможно точно установить, находился ли святитель Дионисий в Нижнем Новгороде во время набега на пристань и пригороды ватаги ушкуйников воеводы Прокопа в 1375 году и погрома всего города монгольскими войсками в августе 1377 и летом 1378 годов. Примечательно то, что, по свидетельству краткой редакции Жития преподобного Евфимия Суздальского, о событиях 1377 и 1378 годов святитель Дионисий, наделенный даром прозорливости, возвестил святому Евфимию еще перед отсылкой того в Суздаль.

В 1377 году монах Лаврентий, по благословению епископа Дионисия, составил для Нижегородского и Суздальского князя Димитрия Константиновича так называемую Лаврентьевскую летопись, один из самых интересных и содержательных памятников древнерусской культуры. Епископ Дионисий и “мних” Лаврентий прикровенно, как бы устами летописца XIV века, благословляли современных им русских князей на освободительную борьбу. Оконченная за три года до Куликовской битвы, летопись прославляет погибших при Батыевом нашествии князей как героев-исповедников. Три года спустя преподобный Сергий Радонежский всенародно благословит князя Димитрия Иоанновича на битву с Мамаем.

В 1379 году святитель Дионисий вместе с преподобным Сергием Радонежским, опасаясь церковной смуты и раздоров, выступили против избрания на Всероссийский митрополичий престол Митяя (архимандрита Михаила) — ставленника великого князя Московского Димитрия Иоанновича. На Архиерейском соборе, нарочито устроенном для хиротонии Михаила-Митяя в сан митрополита — возглавителя Русской Церкви, святитель Дионисий Суздальский, единственный из присутствующих, выступил против поставления Митяя без благословения Константинопольского Патриарха. Доводы святителя заставили Димитрия Иоанновича отказаться от затеянного предприятия, а Митяя снарядить в Царьград. Более того, святитель Дионисий, по-видимому, не скрывал своих намерений также отправиться в Константинополь, дабы известить Патриарха Нила о церковной “замятне” в России. Именно поэтому великий князь Московский повелел арестовать святителя и бросить в темницу. Только поручительство преподобного Сергия Радонежского вернуло святителю Дионисию свободу, чем он воспользовался для претворения в жизнь своего первоначального намерения — прибыть в Византию к патриаршему двору. Есть весьма веские основания предполагать существование предварительной договоренности о том между святителем Дионисием и преподобным Сергием.

Задержание святителя Дионисия по повелению великого князя Московского

Благословение Преподобного Сергия Радонежского Дионисию Суздальскому на поездку в Царьград

Тайный отъезд святителя Дионисия в Царьград

Святого Преподобного Сергия укоряют за отъезд Дионисия Суздальского

Приветливо принятый Константинопольским Патриархом Нилом Суздальский владыка сообщил ему не только подробности церковной смуты в Северо-Восточной Руси, но рассказал и о распространении в стране ереси стригольников и других антитринитариев (течений и сект в христианстве, не принимавших некоторые основные догматы Церкви.— Ред.). Константинопольский Патриарх возвел Дионисия в сан архиепископа, расширив территорию Суздальской епархии за счет митрополичьих земель Нижнего Новгорода и Городца:

Поставление святителя Дионисия
в митрополита в Константинополе

“И благослови его Вселенский Патриарх Нил, и Великая Соборная Апостольская Церковь, и весь Священный Вселенский Собор, повеле его наректи и быти архиепископом в Суждале, и в Нижнем Новгороде, и на Городце, и по нем пребыти сущим в тех делех такоже и иным епископом; еще вда ему Патриарх и Вселенский Собор фелонь с четырьми кресты, а стихарь с источники; еще же вынесе из Царь-града и Страсти Спасовы, и мощи многих святых”.

В 1381 году Дионисий прислал из Константинополя в свою епархию с греческим книжником Малахией Философом списки двух чудотворных икон Божией Матери: “Дионисий, епископ Суздальский, посла из Царь-града с чернецем с Малахием с Философом икону, переписав образ Пречистыя Божия Матере... а другую икону посла образ тояже Пречистыя Божия Матере, ихже переписавше и привезоша на Русь; и едину убо поставиша в церкви в Святем Спасе в Новаграде в Нижнем, а другую поставиша в Суждале в соборней церкви”. Малахия, судя по прозвищу “Философ”, был выпускником византийской высшей школы. Сам факт приглашения столь высокообразованного книжника на постоянное жительство во Владимиро-Суздальскую землю, безусловно, имел выдающееся значение для просвещения Руси. Кроме присланных икон, святой Дионисий привез с собою из Константинополя в Суздаль Страсти Христовы (частицы орудий мучения при страданиях Иисуса Христа). Примечательно, что, обладая даром прозорливости, святитель явно предвидел будущие события, связанные с церковной смутой. Возможно поэтому привезенные им из Византии святыни, помещенные в драгоценный реликварий в 1383 году, были сокрыты в стене одной из суздальских церквей и открыты православному народу уже после окончания тяжких “нестроений” в Русской Митрополии и смерти святителя. В 1400/01 году Симеоновская летопись повествует следующее: “В то же лето обретены быша Страсти Господа нашего Иисуса Христа, ихже некогда принесе боголюбивый епископ Дионисий Суздальский из Царьграда, премногою ценою искупив их, и многою верою и любовию приобрете их, и великим трудом оттуду принесе их. Потом же неколико время в граде Суждале сохранены быша, в каменней стене <церкви>. В сию же весну обретены быша и принесоша их в Москву, сретоша же их честно с кресты весь чин священнический и весь град”. В настоящее время Страсти Христовы, помещенные в серебряный крестообразный кивот, находятся в музее Московского Кремля.

Страсти Христовы, помещенные в серебряный крестообразный кивот

Весьма почтительно характеризует Дионисия и Патриарх Нил, возводя его в 1382 году в сан архиепископа. Он пишет, что слышал многие похвалы о нем и сам видел его “пост, и милостыни, и бдение, и молитвы, и слезы, и вся благая ина, отонудуже воистину Божий и духовный знаменуется человек”. “Он <Дионисий> поразил греков тем,— комментирует известный отечественный исследователь В. Л. Комарович,— что сумел “Святому Собору приложитися”, то есть вступить с собравшимися в беседу и, беседуя “с теми духовно, иже о Божественнем Писании, знаем обое <и Ветхий Завет, и Новый> показа яве”, так что все… в нем превзошло похвалы и ожидания”. Примечательно, что Суздальская епархия делается архиепископиею и поставляется на второе место после Новгородской. Чтобы возвысить новую архиепископию и нового архиепископа, ему дано было право занимать второе также место во всех соборных служениях, устанавливать новые праздники по своему усмотрению и облачаться в крещатые ризы и стихарь с источниками. Такие отличия принадлежали только русским митрополитам.

Святитель Дионисий суздальский и Архимандрит Михаил (Митяй) перед князем

В конце 1382 года святитель Дионисий возвратился на Русь, посетив Нижний Новгород и Суздаль. После примирения с великим князем Московским Димитрием Иоанновичем касательно “дела Митяя” святитель посетил, по благословению Патриарха Нила, Великий Новгород и Псков. Особенно активной была проповедническая и миссионерская деятельность посланца Патриарха Нила во Пскове, где многие местные жители весьма сочувственно относились к учению стригольников и вообще наблюдалась большая “шатость” в вере.

Обличение ереси стригольников
во Пскове

Еще при жизни святителя Алексия сперва во Пскове, а потом в Новгороде появилась секта раскольников, названных стригольниками по прозвищу основателя ее, псковского диакона Карпа, “художеством стригольника” (он выстригал волосы на темени у новопоставляемых диаконов). Карп восставал против ставленнических пошлин (“поставление на мзде”), а самое главное, что, после того как его лишили сана, восставал против общения с Церковью, пытаясь создать церковь из своих последователей. Патриарх Нил, видя в святителе Дионисии опытность, благочестие, поручил ему примирить стригольников с Церковью, вместе с наставлениями по искоренению стригольничества дав ему еще грамоту, в которой было изъяснено, что есть мзда и что есть протори, бываемые по нужде при поставлении священнослужителей, и указано на многие примеры в Священном Писании, где издержки для служителей алтаря и проповедующих слово Божие нисколько не возбраняются. Патриарх Нил писал псковичам о святителе Дионисии: “Смирение наше и Великий Собор посла к вам боголюбиваго архиепископа Дионисия Суздальскаго, мужа честнаго, благочестиваго и добродетельнаго, извест-наго хранителя священных канонов, да посетит вас от лица нашего и благословит, научит, соединит вас Соборней Апостольстей Божии Церкви, да уведете, что отлучаетеся от Самаго Христа Бога; и все, что услышите из уст его, примите как наше слово”.

 

Деятельность святителя Дионисия во Пскове и Новгороде не ограничивалась только одним прением со стригольниками и примирением их с Церковью. Святитель вникал в нужды и потребности духовенства, особо пристальное внимание обращал на поведение духовенства и монашествующих, хранение ими церковных правил, посещал церкви и монастыри, смотрел за благочинием, в них соблюдаемым.

Святитель Дионисий, пребывая во Пскове, не ограничился одними лишь словесными назиданиями и миссионерской проповедью. Со свойственной ему энергией он утвердил киновийное устройство в Снетогорском монастыре: до нас дошла грамота “Суздальского архиепископа Дионисия Псковскому Снетогорскому монастырю о соблюдении правил иноческаго общежития”, в которой святитель поучает братию в иноческом делании. В монастыре Дионисий заметил во многих иноках любостяжание и непослушание. Являясь уполномоченным от Патриарха Нила, святитель обличил пороки в иноках, ссылаясь на Священное Писание, Соборные постановления, Номоканон и святоотеческие писания. Будучи сам строгим аскетом и подвижником, ревностным блюстителем монашеских правил, он требовал исполнения их и от иноков Снетогорской обители. Обращаясь к инокам, святитель Дионисий поучал: “В обители Снетогорской ни игумену, ни братии не должно иметь никакой своей собственности. В келии инокам не должно ни пить, ни есть. Ни у келаря, ни у клюшника никто не должен просить хлеба и пития. А если бы кто и попросил у них, они не должны давать без соизволения игуменскаго. Все должны пить и есть вместе в трапезе, а кроме трапезы запрещается ястие и питие, кольми паче пиянство. Одежда должна быть та, которую раздает всем игумен, а немецкаго сукна не употреблять ни на какую одежду… чтобы лишней одежды ни у кого не было. В церкви надлежит петь по правилам церковным и уставу святых отец. Куда будет послан кто-либо из иноков, тот должен идти без ослушания. Без спросу же и благословения игуменскаго никому никуда не выходить. Во всем должно оказывать послушание игумену. Того, кто дерзнет противиться распоряжениям игумена и заводить распри, того до раскаяния сажать в темницу. Непокорных должно наказывать до трех раз, а потом выгонять из монастыря, не давая ему ничего из его собственности, внесенной в общество иноков”. В заключение святитель Христов наставляет ко спасению: “Для дополнения моих кратких правил читайте творения Василия Великаго, Ефрема Сирина, Иоанна Лествичника, Феодора Студита, Великаго Пахомия и прочих святых отец; у них найдете правила о послушании, о смирении и о других добродетелях, нужных для совершеннаго иноческаго жития”. Эта грамота красноречиво свидетельствует об уме и познаниях, за кои святитель Дионисий восхваляется летописцами.

Кроме управления церковного и порядка монастырского, святитель Дионисий внес исправления и дополнения к Псковской судной грамоте великого князя Александра Ярославича, чего неотложно и требовали смутные обстоятельства того времени.

Летом 1383 года святитель Дионисий в сопровождении велико-княжеского духовника Феодора Симоновского отправился в Константинополь для официального поставления в “митрополиты на Русь”: “Того же лета о Петрове дни поиде в Царьград Дионисий, архиепископ Суждальский, а князь великий Димитрий Иоанович отпусти с ним вкупе отца своего духовнаго, игумена Феодора Симоновскаго, о управлении Митрополии Русския”. В 1384 году Дионисий был торжественно хиротонисан в митрополиты Киевские и всея Руси.

Казалось, что длящаяся почти целое десятилетие церковная смута наконец завершилась избранием на Русскую кафедру достойного кандидата, способного удовлетворить ожидания не только великого князя Московского, но и правителя Литвы, великого князя Ягайло. Однако при обязательном для новопоставленного Всероссийского митрополита посещении Киева Дионисий был неожиданно арестован местным князем Владимиром Ольгердовичем и заключен в узилище в одной из пещер Киево-Печерского монастыря. “И изнима его киевский князь Володимер Ольгердович, глаголя ему: “Пошел еси на Митрополию в Царь-град без нашего повеления”, и тако пребысть в нятье и в заточении и до смерти”.

Спустя полтора года, 15 октября 1385 года, святитель Дионисий скончался и был погребен, по одним сведениям, в Антониевой, а по другим — в Феодосиевой пещере названной обители: “Преставися в Киеве митрополит Дионисий, иже преже бысть архиепископ Суждальский”.

В частые неприятельские нашествия, длившиеся с 1638 по 1686 годы, нетленные мощи святителя вместе с мощами других угодников Божиих были утеряны.

Православная Церковь празднует память святителя Дионисия 26 июня. Из более ранних источников известно, что его память праздновалась также и в день преставления святителя — 15 октября. В Синодике 1552 года Нижегородского Печерского монастыря святой Дионисий назван “преподобным чудотворцем”.

Святителю отче наш Дионисие, моли Бога о нас!

При подготовке жития были использованы материалы, предоставленные Булычевым А. А.

 
Назад Назад


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter
 
їїїїїї.їїїїїїї